?

Log in

No account? Create an account

Категория: литература

MyMoon-Leo




Первый блинд come on!

Пришло время надуть паруса.
Обычно я надуваю всех первого апреля (вот закончу корабль, расскажу, как), но для парусов сделаю исключение.
Надувание парусов феном на приспособлении для надувания парусов феном оказалось неэффективно, как с советской машинкой для царапанья паркета - паркет не царапался, а паруса надулись как-то вяло. Решил поэкспериментировать еще.
В результате остановился на распятии паруса на фанере с прослойкой из шарика, покрытого поролоном и обмазывания парусов коктейлем «Кофейный запор» (вода + растворимый кофе + клей ПВА). Раствор с этой жидкостью три дня стоял в ванной в ожидании моего приступа трудолюбия и вызывая брезгливый интерес домашних.







Но грот потом пришлось надувать заново, ему для поддержания формы не хватило ПВА.
Как Колумб обходился без ПВА? И вообще, чем капитаны обматывали штурвалы, когда изоленты еще не было?

Флаги и вымпелы не надуешь, поэтому попытался их креативно помять, как бы в стиле "тонкий шелк, потревоженный ветром".  Флаги делал новые, отсканировав те, что были в наборе. У моих только один слой ткани, но все равно жестковаты. Хм... Будем считать, что стиль "упаковочный картон, переехатый газелью" мне нравится больше.



Потом выяснилось, что мне нужны для топенантов (потом объясню, что это) блоки с двумя стропами, а я делал только одностропные. Пришлось сделать и их, причем двух размеров.



Маленькие блоки при обработке норовили расколоться, что неудивительно при их критическом для орехового дерева размере (2*2*4 мм). Из 10 выдержали только 5, но этого достаточно. Заодно сделал самые большие блоки на грот и еще дополнительно нарубил штук двадцать мелкоты.



Теперь у меня блоков завались!

 

Помимо этого сделал еще галс-клампы, шкив-гаты и клеванты.





Кто есть кто – угадайте сами, но ответ мне сообщать не нужно, я постараюсь выяснить сам.
Тем более, что я сейчас более внимательно, чем два года назад, читаю одну интересную книжку с картинками «Постройка моделей судов 16-17 веков», автор Р.Хоккель.
Кстати, очень полезный автор. Последние два года я, попадая в интеллектуальную компанию, часто щеголяю этим автором. Когда кто-нибудь заводит разговор про Кафку или Коэлье, я могу себе позволить послушать это с легким оттенком превосходства, а потом небрежно бросить: «А Вы читали Хоккеля?» И отхожу, не дожидаясь ответа. Даже люди, чей IQ можно обернуть вокруг моего мозга четырнадцать раз, при имени Хоккеля впадают в уныние.

Благодаря старику Хоккелю я уже знаю, для чего нужны все эти веревочки, называемые бегучим такелажем. Как они называются, я знал и раньше из других книг, но только в книге этого великого человека я нашел их предназначение.
Не могу не поделиться этим сокровенным знанием, хотя понимаю, что большинству это по большому симфоническо-оркестровому барабану, а те два-три настоящих судомоделиста, которые заглядывают в мой блог, знают это гораздо лучше меня.
Ну все-таки послушайте, до чего это здорово и просто!
Основные снасти (для прямых парусов):
Фалы – для подъема и спуска реев.
Топенанты – удерживание реев в горизонтальной плоскости.
Брасы – для поворота реев.
Шкоты – удерживание нижних углов (шкотовых углов) паруса в сторону кормы.
Галсы – удерживание шкотовых углов в сторону носа.
Гитовы – подтягивание углов паруса к рею при уборке парусов.
Гордени – подтягивание паруса к рею.
Булини – оттягивание краев паруса в сторону носа при крутом ветре.
Это, конечно, далеко не полный перечень снастей, но для моей модели почти исчерпывающий.

Вооруженный этим знанием, я установил на место первый парус. Не думал, что доживу до этого дня.
Этот парус называется блинд. Он устанавливается на бушприте, чтобы своей тенью защищать нежную носовую фигуру от солнечного удара. Хотя подозреваю, что у него есть и другое предназначение.
Установка парусов - занятие, скажу вам, не для слабонервных. Два раза я был близок к истерике, а один раз хотел сжечь паруса и уйти в монастырь. Тем не менее.

 

Мне так понравилось, что на корабле наконец появился хоть один парус, что я воткну несколько его фото в разных ракурсах и при разном освещении.











Сразу оговорюсь – не факт, что все так и будет установлено. Особенно не уверен в веревочках, привязанным к перилам (прости, меня, святой покровитель судомоделизма, за терминологию!) Когда те два-три человека, которые разбираются в парусах и имеют несчастье читать мой блог, скажут свое веское критическое слово (а они его скажут), придется переделывать. Но зато будет на кого свалить ответственность.

 


 


 

Ванты и не только

Великий, можно сказать, день. Я был уверен, что он никогда не наступит. Но вчера я действительно приступил к такелажу.

Такелаж, доложу я вам, это совокупность канатов, которая делится на стоячий такелаж и бегучий такелаж. Стоячий такелаж назван так совсем не потому, а из-за того, что он укреплен неподвижно, так как его задача – удерживать мачты в приподнятом состоянии. Эдакая рангоутная виагра. Ну, а бегучий такелаж – он подвижный, с его помощью реи и паруса разворачивают во все мыслимые и немыслимые положения.
Такелаж (как движимый, так и недвижимый) и вообще вся эта камасутра с канатами и парусами вызывали у меня опасения еще до начала строительства. Я, признаться, был очень рад, узнав, что такелаж и паруса делают в последнюю очередь. Обожаю откладывать трудные дела на потом. Видно, инстинктивно понимаю, что к тому времени либо осел, либо падишах сдохнут. Даже когда дело дошло до той критической точки, когда кроме такелажа решительно нечего было делать, я придумал себе заново сваять юферсы, благодаря чему благополучно волынил еще два дня.
И вот началось.
Такелаж начал с трепетом и с вант.



Закреплял юферс на одном конце вантины, потом проводил ванту через отверстие в марсе, потом крепил второй юферс и закреплял верхние юферсы с нижними талрепом. Здесь самое главное – правильно расчитать, чтобы все юферсы были на одной линии и остались на ней и после натяжки.





 

 

Но сразу натягивать ванты было нельзя, сначала нужно было установить грота-штаг. Это канат, который тянет грот-мачту к носу, а ванты оттягивают мачту в сторону кормы. С грот-штагом и начались проблемы – я просто не знал, как его закрепить в носовой части. Мне уже давно стало ясно, что инструкции производителя смотреть бессмысленно. Тамошние спецы, очевидно, предполагали, что начинающий моделист замотает корпус канатами в произвольном порядке, а там, дай бог, часть канатов ляжет на нужные места. Я курсировал между мастерской и компьютером, пытаясь найти в имеющихся двух книгах и одном интернете либо описание, либо изображение грот-штага 15 века. В книгах ничего не нашел, а в интернете на 312 странице нашел, наконец, нужную информацию – там было написано, что никакой достоверной информации о том, как крепился грот-штаг на «Санта Марии» в природе нет. Поэтому сделал нечто похожее на то, что разглядел на других моделях.



Сверху сделал клетневанную петлю и мусинг (утолщение на канате). Можно было и без мусинга, но уж очень слово понравилось. Чем-то напоминает "Муля, не нервируй меня!..." и "Масик хочет водочки..."

Очень кстати пришлась моя несостоятельность в устном счете – когда я делал юферсы, то вместо 24-х юферсов сделал 28 (хотел сначала просто написать, что сделал 4 лишних юферса, но это не правильно - юферсы лишними не бывают).





Натянул грот-штаг, после чего можно было натягивать ванты. Юферс – гениальное приспособление. Все было легко и просто. Но из-за отсутствия опыта одну из вантин я все-таки не дотянул, но обнаружил это поздно, но ошибка не критичная, но, может быть, переделаю, но, думаю, оставлю.

После вант установил ворсты. Это деревяные планки, которые проходят над верхними юферсами. Зачем они нужны - не знаю, но предполагаю, что это насест для матросов. Как вы уже обратили внимание, стульев на палубе нет.
Привязывать ворсты было уже легко, я повеселел и даже счел, что у меня довольно ловкие пальцы. Толстые, но ловкие.





После появления на модели первичных такелажных признаков моя «Санта Мария» сразу как-то возмужала и стала уже похожа на корабль. Я устроил себе перерыв, а модели – фотосессию. Модели это любят.

 

 

 

 

И, наконец, войдя в раж, я даже замахнулся на Уильяма, нашего, на Шекспира. То бишь, на выбленки. Уж извините, но они правда так называются. Когда я первый раз произнес это слово, моя жена тоже посмотрела на меня таким взглядом.
Она все еще путается в терминах (да и я, признаться, тоже). Как-то я уже улегся спать, когда подошла жена и сообщила:
- Там от Гарика пришло такое длинное письмо… Подойдешь почитать или уже завтра прочтешь?
- А что он пишет?
- Это невозможно пересказать. Я практически ничего не поняла.
- Ну, перескажи то, что поняла.
- Да так, привет передает…
Нет, некоторые термины она усвоила, но своеобразно. Поэтому, когда жена сообщает мне, что «там тебе пришло письмо, что-то про юстазы и вантузы», то можно догадаться – это про ванты и юферсы.

Вернемся к Вилли Ш. Выбленок я опасался больше всего. Взрослые судомоделисты любят темными вечерами собрать вокруг себя малышню и замогильными голосами постращать их ужасными историями про вязание выбленок. Я читал эти триллеры на судомодельных форумах с открытыми глазами и ртом. И так пужался, что даже не знаю, что у меня было более открыто - рот или глаза.
Так вот, все это ерунда, сказки для дошкольников. Никакого деда Мороза нет, бабы Яги не существует и вязание выбленок – это спокойное, приятное и расслабляющее занятие. Вяжутся они быстро и как-бы сами собой. Единственное, что огорчает – невозможно одновременно вязать выбленки и грызть семечки.

 

Кончики канатиков, которые свисают по краям, я потом отрежу. Когда убежу убедю буду убежден, что все сделал правильно, и когда закреплю концы клеем. Но выкидывать их не буду. Я завел себе лоточек, куда складываю все отрезки канатиков длиннее сантиметра.
Да-да, я читал это еще в школе и даже второй том тоже! 

Что-то я не рассчитал с канатами. Модель – это какая-то прорва, жрет канаты как гусар хлещет коньяк - гранеными стаканами. Мне казалось, что приготовленных канатиков хватит с лихвой на всю модель, но талрепы и несколько выбленок уже скушали почти весь запас. Похоже, на днях надо будет опять вытаскивать из кобуры свой старый добрый Prosak…